Искусство книги и книга в искусстве.

Книга сегодня занимает особое место не только в культуре, но и в пространстве искусства. Вполне очевидно, что времена массовости и тиражности проходят, и книга будет продолжать существовать в виде малотиражных и уникальных изданий. Именно так, как уникальное художественное явление, представлена книга на выставках, проходящих в рамках Балтийской Биенале Искусства Книги, и посвященных творчеству А. С. Пушкина. Одна выставка демонстрирует зрителю интерпретацию творчества поэта в рамках направления «книга художника», вторая ориентирована на современное искусство переплета. При этом они органично дополняют одна другую, демонстрируя книгу снаружи и изнутри. Экспонаты, представленные на выставках, интересны не только тем, что они относятся к малотиражным изданиям, а порой это и просто уникаты, но еще и тем, что в каждой их этих книг особое авторское видение пушкинской темы, особый художественный мир.


Искусство ручного авторского переплета сегодня явление уникальное. Между тем, сам по себе переплет разграничивает и преобразует пространство, вычленяя из него книгу как некий законченный объект.  Именно поэтому создание переплета - это действо, которое сродни творчеству архитектора. Представленные на выставке произведения демонстрируют книгу не только как артефакт, но и возвращают ей метафорическое звучание. Перед нами раскрывается некий мир, строящийся на основе авторской интерпретации того или иного произведения  А. С. Пушкина. Не только переплет, но и все элементы книги, будь то форзац, обрез, футляр, работают на создание целостного образа.
Большим достижением Биенале  явилось привлечение к участию в выставке, посвященной искусству переплета, художников из стран Балтии. В этих странах исторически  сложились и активно поддерживаются национальные традиции переплетного искусства. Умение работать с кожей, передача приемов мастерства из рук в руки, от мастера к ученикам, наличие национальных школ, все это позволяет достичь высочайшего уровня владения всеми тонкостями мастерства переплета. При этом погруженность в традицию, не мешает художникам органично включать в свои произведения современные технологии и материалы, формируя собственный авторский почерк.
В Эстонской части экспозиции выделяются переплеты с характерной, истинно эстонской, росписью по коже. Внимательный зритель не пропустит и уникальные декорированные обрезы – очень тонкое и редкое сейчас искусство. Ставший уже традицией пушкинский профиль также трактуется художниками нетривиально и современно, то складываясь из сочетания силуэта и шрифта, то вышиваясь цветными стежками по коже. В работах латвийских художников особенно впечатляет умение создавать лаконичные и при этом утонченные произведения. Так, невозможно оторваться от белых тесненных переплетов, где образ руки поэта, держащей перо, сразу же погружает нас в мир пушкинской поэзии.  Соединение традиции и новаторских тенденций можно найти в произведениях художников из Литвы. Здесь переплеты, выполненные в подчеркнуто-классической манере, органично соседствуют с произведениями из пластика. Интересна работа мастеров с цветом и фактурой материалов и, особенно, пластическая конструкция переплетов.
Российская часть экспозиции представлена как работами отдельных мастеров, так и переплетами в стиле livre d’artiste, выполненными в издательствах «Вита Нова» и «Редкая книга  Санкт-Петербурга». Присутствие этих известных издательств дает возможность проиллюстрировать важную на сегодняшний день тенденцию к возрождению авторского художественного переплета в России. Что касается отдельных авторов, то в их работах мы находим примеры очень деликатной и при этом творческой работы с традицией, когда в современном произведении сохраняются все классические детали. Но не менее интересны и артефакты с использование нетрадиционных для классического переплета материалов,  «упаковка» книги в войлок, в деревянную коробку с использованием металлической фурнитуры и т.д.
Главный герой выставки – это кожаный переплет. Но современные художники активно используют и новые материалы и технологии.   Что касается новых материалов, то на выставке представлены переплеты, выполненные с использованием металла, пластика, войлока и даже микросхем. Есть здесь образцы высокотехнологичных произведений, выполненных с использованием цифровых технологий, лазерной резки и других современных приемов. Даже в случае работы с кожей, при использовании таких традиционных для переплета техник, как теснение и золочение, художники придают своему произведению новое, в высшей степени современное звучание. И, все же, главное это не материал или технология, а творческая индивидуальность мастера, создающего книгу в ее законченном и неповторимом  образе.  
Внутреннее пространство книги, которое мы находим за ее «лицом», за переплетом, приоткрывается оригинальными иллюстрациями к произведениям А. С. Пушкина. Но все же главный герой здесь – это переплет, портрет книги, ее законченный материальный образ.
И здесь вполне логично прейти ко второй выставке, которая носит название «Наше!» и где представлены произведения, выполненные  в направлении «artist’s book». Здесь главным лицом традиционно является художник, который создает законченное художественное произведение, в большей или в меньшей степени опираясь на текст как литературную основу своей книги. Для «книги художника» в целом характерно сочетание традиционно книжных форм с современными, а зачастую и ультрасовременными, тенденциями в искусстве. Представленный на Биенале выставочный проект не стал исключением. Здесь есть и книга в привычно книжной форме, которая органично сочетается с фото-книгой, объектом, инсталляцией, медиа, и даже портрет Александра Сергеевича подмигивает нам зеленым светодиодом. Что касается разнообразия техник, то помимо традиционных видов печати и получившего широкое распространение в «книге художника» коллажа, в рамках проекта представлены работы, выполненные цифровой и фотопечатью, песком, в технике аппликации. В качестве материалов художниками использованы, помимо бумаги и ткани, латунь, кирпич, дерево, замша, полиэтилен. Все это разнообразие работает на создание уникальных в своем роде интерпретаций как текстов А.С. Пушкина, так и его личности в русской культуре.
Несмотря на неповторимость каждого произведения, созданного в рамках «книги художника», на выставке отчетливо вырисовывается несколько направлений в трактовке заданной темы. Во-первых, это юмор, а порой и  ирония, которые так свойственны самому поэту. Во-вторых, это философско-рефлексирующее прочтение Пушкина, строящееся на сопоставлении различных пластов времени, культуры, личности. И, наконец, в-третьих, это театрально-игровой вариант, вовлекающий зрителя в пространство произведения.
Что касается иронической или шуточной интерпретации А. С. Пушкина, то это взгляд через призму штампов типа «Пушкин – наше все», «Пушкин – солнце русской поэзии», или, как в одном из произведений «А Пушкин лучше», через избитость, программность в школьном варианте, которые мешают нормальному восприятию творчества. Художники зачастую доводят эту идею штампа до своего логического конца, до абсурда, за которым и видится порой истинный, глубокий смысл. Игра с классикой и с классиком представлена на выставке в различных версиях. Это работы А. Флоренского и В. Яшке. В варианте книги-объекта здесь, в первую очередь, хочется отметить работу М. Карасика - расколотый кирпич «Пушкин, блин». Это кирпич, лежащий в основании российской словесности, и именно так можно услышать о Пушкине от современных школьников и студентов.
Второе направление, условно философское с элементами рефлексии представлено на выставке как книжными формами, так и книгой-объектом. Среди последних выделим книжный объект А. Парыгина «Записные книжки покойного Белкина». Здесь художник соединил элементы, традиционные для «книги художника» - это текст, написанный авторским почерком на стенках красного деревянного ящика, и предметы, расположенные внутри, символически напоминающие о хрупком равновесии между жизнью и смертью. Среди книжных форм привлекает внимание книга И. Гринчель «Пушкин & Glamour», выполненная в технике фотоколлажа, посвященная размышлениям о красоте, идеале и времени, через призму которого все это рассматривается.
Представление книги как действия дополняется вовлечением в пространство книги. Здесь хочется отметить несколько интересных версий книг с использованием вырезанных силуэтов, а также объекты с использование оригинальных старинных изданий, которые дополнены мелкой пластикой. Отметим здесь работы И. Яблочкиной «Сон Татьяны» и объекты Е. Павловой (Потаниной). Здесь действие произведения как бы сходит со страниц, разворачиваясь в пространстве, превращаясь в «живой» текст. К идее того, что «книга художника», даже в самых экстравагантных формах остается книгой, т. е. произведением, которое можно открыть, полистать и т.п. возвращают нас работы Г. Кацнельсона.
Представление А. Пушкина как во всех смыслах живого классика удачно иллюстрируется фотокнигой В. Михайлуца «Пушкин ХХ1 век», где портрет поэта представляет собой фотоколлаж из множества фотографий наших современников, которые автор делает на художественных выставках. Пушкин смотрит на нас нашими же глазами. И еще взаимопроникновение времен пушкинского и нашего – это интерактивное пространство, где любой желающий может написать или нарисовать что-то именно так, как это делали во времена Пушкина – пером и тушью.
Выставочные проекты Балтийской Биенале  Искусства Книги дают возможность зрителю получить истинное удовольствие от общения с книгой. Традиции книжного искусства и поиски новых форм выражения удачно дополняют друг друга, демонстрируя уникальность книги как особой пластической формы, которая может трансформироваться внешне, оставаясь внутренне насыщенной.

Елена Григорьянц
Кандидат философских наук, доцент, член АИС